Главная страницаСубсидии и ГЖСВоеннослужащие \ Интервью с Сергеем Пироговым

Сергей Пирогов: Жилье от государства стали получать не только
послужившие офицеры, но и молодые лейтенанты

| 05.05.2016

Правительство решило не сокращать статью расходов на выплаты жилищных субсидий в Минобороны

В нынешнем году на эти цели государство потратит 36 млрд рублей. Осталось ли за офицерами право получить готовую квартиру или они могут рассчитывать только на деньги? Будет ли оборонное ведомство и дальше заказывать для своих очередников новостройки? В каких городах и регионах России имеется свободное жилье для военных семей? На эти и другие вопросы в эксклюзивном интервью корреспонденту "Российской газеты" ответил директор департамента жилищного обеспечения Минобороны России Сергей Пирогов.
Директор департамента жилищного обеспечения
Минобороны России Сергей Пирогов / Фото: stat.mil.ru

- Сергей Владимирович, дольщики по всей стране чуть ли не атакуют органы власти. А на военно-жилищной сфере кризис как отразился?

Сергей Пирогов: Мы его тоже почувствовали, хотя и не в столь жесткой форме. Проблемы главным образом связаны с экономией бюджета.

Объясню это на конкретных примерах. В прошлом году департаментом были разработаны поправки в законодательство, позволяющие при распределении квартир военнослужащим не учитывать квадратные метры, которые они ранее получили в собственность по наследству или договору дарения. Скажем, родители оставили сыну-офицеру дом в 60 кв. м где-нибудь во Владимирской области. Удобства во дворе, газа и водопровода нет.

Человек вступает в наследство, служит до момента получения жилья, и тут выясняется: из положенной ему квартиры площадью, допустим, в 96 метров, по закону надо вычесть эти самые 60 метров. И никого не интересует, хочет ли офицер после увольнения ехать в глушь.

Поэтому минобороны и вышло с подобной инициативой. К сожалению, это предложение не нашло поддержки на этапе межведомственного согласования.

Другой пример - накопительно-ипотечная система. В условиях кризиса и санкций количество банков, готовых и, главное, способных работать с военнослужащими, значительно сократилось.

Тем не менее, несмотря на сокращение бюджета, решено не уменьшать объем средств на выплату жилищной субсидии. В нынешнем году на эти цели нам выделено 36 млрд рублей, столько же, как и год назад. Эта сумма позволит предоставить субсидии 6,5 тыс. военнослужащим.

- Что происходит с вашими очередниками? Удалось ли, наконец, ликвидировать очередь?

Сергей Пирогов: Очередь на жилье была всегда и, думаю, останется еще на длительное время. Механизм расселения чем-то схож с "перпетуум-мобиле". Одним людям мы даем квартиры, а другие параллельно становятся в очередь. Всего с 2010 года постоянным жильем обеспечены 228,3 тыс. военнослужащих. Но, если анализировать ситуацию прошлого года, получается следующая картина. 14 тысяч человек мы расселили, а в список нуждающихся включили десять тысяч.

Сейчас очередь составляет 31 тысячу человек. Причем 9,8 тыс. военнослужащих уже предложили помещения, 7,9 тыс. на них согласились. То есть после трех лет напряженной работы мы, наконец-то, увидели хвост очереди. Теперь задача заключается в том, чтобы очередь не стояла на месте, а двигалась, чтобы военнослужащий, вставший на учет нуждающихся, получал жилье в тот же год.

- Значит, плановое обеспечение военных жилплощадью не за горами?

Сергей Пирогов: Мы практически подошли к этому рубежу. Но вмешался экономический кризис. Тем не менее есть немало городов, где очередь на военное жилье полностью ликвидирована. Это Тула, Калуга, Орел, Владимир, Санкт-Петербург, Ростов-на-Дону, Мытищи, Подольск, Воронеж, Краснодар, Новороссийск, Саратов, Сочи... Список можно продолжить.

В последние годы нередки случаи, когда военный после признания его нуждающимся получает квартиру (в том числе и в Москве) или жилищную субсидию в течение года. Такого не было никогда: ни в истории Советской армии, ни в истории армии Российской.

Вот самые свежие данные. За четыре месяца нынешнего года более 2 тысяч военнослужащих получили "натуральные" квартиры, еще свыше 1600 человек воспользовались жилищной субсидией. Это очень приличные деньги. Кстати, рекордная сумма выплаты у нас составила 19,5 млн рублей - ее перечислили многодетной семье старшего мичмана, который закончил службу на Дальнем Востоке.

- А как быть с так называемыми распоряженцами - теми, кто фактически уже не служит, но еще не уволен, поскольку не получил положенной квартиры?

Сергей Пирогов: Их осталось меньше 4 тыс. человек. По решению министра обороны в первом полугодии 2016-го мы должны всех расселить или выплатить субсидию. Такая работа активно ведется с прошлого года.

- Пару лет назад вы ввели предварительное распределение жилья в столичных новостройках - чтобы очередники могли контролировать строительство своего дома. Эффект от новации есть?

Сергей Пирогов: Эксперимент по предварительному распределению квартир стартовал именно в Москве, потому что здесь сосредоточена треть всей ведомственной очереди. Ситуация со столичными квартирами медленно, но все-таки улучшается. Их строительство вела компания СУ-155. По четырем госконтрактам она должна была в марте 2014 года передать минобороны 60 домов на 16 тысяч квартир. Но не выполнила эти обязательства. Здания построены, но на них нет права собственности РФ. А это означает, что распределять квартиры в домах наш департамент не может.

К тому же у новостроек нет управляющих компаний. А потому нельзя заселять людей в жилье, где отсутствует вода и электричество, не работает канализация и система отопления.

- И что делать? Списать миллиарды бюджетных рублей на долгострой?

Сергей Пирогов: Руководство минобороны поручило Главному управлению обустройства войск за счет собственных доходов достроить дома в четырех микрорайонах - на улицах Большая Очаковская, Синявинская, Левобережная и Хорошевском шоссе и решить все вопросы с инженерными сетями, регистрацией права собственности РФ, а также закончить работы по внутренней отделке квартир. Этот вопрос находится на особом контроле у первого замминистра обороны Руслана Цаликова.

Можно было бы ждать, пока дома наконец-то доделают, подключат к инженерным сетям, оформят право собственности. Но мы пошли по другому пути. Стали эти квартиры предлагать очередникам, с тем, чтобы они лично контролировали строительство своего жилья.

Человек вместе с семьей приходит в дом, оценивает вид из окна квартиры, ее состояние. Он знает, что рядом метро, магазин, школа. И принимает решение: жилье меня устраивает, согласен ждать, когда его сдадут. Офицер начинает регулярно приходить на площадку, общаться со строителями, заставляет их устранять недоделки. Если требуется, - влияет на управляющую компанию. А жилищный департамент минобороны в это время проверяет и актуализирует представленные очередником документы. Если с ними все в порядке, то к моменту сдачи дома в эксплуатацию мы вручаем военнослужащему ключи от московской квартиры.

- И когда этот торжественный момент наступит?

Сергей Пирогов: К 1 июня закончим заселение микрорайона на Большой Очаковской. Это десять новостроек на 1789 квартир. Затем наступит черед микрорайона на улице Синявинская в Молжаниновском районе. Там сданы 11 домов, осталось дождаться от строителей последних три дома - корпуса 1, 3 и 4. Всего в этом микрорайоне 4731 квартира.

Остаются новые микрорайоны на улице Левобережной и Хорошевском шоссе. В первом строители обещали до конца апреля передать под заселение четыре многоквартирных дома. Еще три новостройки - корпуса 1,3 и 6 - департамент должен получить на Хорошевке до конца мая.

Москвичами уже стали уже 3146 наших очередников. Это означает, что процесс пошел.

- Другие "военные" стройки в Москве будут?

Сергей Пирогов: Не только в Москве, но и в других городах их не будет. Мы прекратили строить постоянное жилье. С 2016 года завершаем работу только по тем контрактам, в которые ранее вложили деньги.

Большая часть военнослужащих, вставших на учет до 2015 года, будет обеспечена квартирами в Москве в натуральном виде. Остальные получат субсидию.

- А как же государственные жилищные сертификаты? От них тоже отказываетесь?

Сергей Пирогов: Эта форма жилищного обеспечения сейчас мало используется. Потому что стоимость ГЖС не позволяет приобрести жилье той площади, которое полагается военнослужащему. Например, в минобороны очередь на сертификаты за последние два года сократилась с 2,1 тыс. военнослужащих до 44.

Предвижу вопрос: зачем тратиться на субсидии, когда есть более дешевые сертификаты? Дело в том, что жилищные выплаты - вынужденная мера. На нее пошли, чтобы быстрее ликвидировать очередь.

Но от сертификатов тоже не отказываемся. Это единственный способ отселить из закрытых военных городков людей, не имеющих отношения к армии.

- Почему же тогда сертификаты просят военнослужащие? Им что - деньги не нужны?

Сергей Пирогов: Вы про те 44 человека? Так это уже упоминавшиеся выше распоряженцы. Подозреваю, что они просто не торопятся получать жилье. Человек не ходит на службу, но занимает ведомственную жилплощадь и каждый месяц получает от минобороны несколько десятков тысяч рублей. Жена трудоустроена, дети учатся в школе, сам распоряженец, скорее всего, где-то работает. Так продолжается год, три, пять лет и больше. Разве плохо? Таким людям просто выгодно как можно дольше числиться бесквартирными. Поэтому они и выбирают жилищный сертификат.

- Ну и раздали бы их, избавили армию от иждивенцев.

Сергей Пирогов: Военное ведомство сертификаты не печатает. Госзаказчиком и координатором этой жилищной программы является министерство строительства. Там определяют потребное количество ГЖС на год и их стоимость на тот или иной период. А мы только присылаем свои заявки, которые, замечу, не всегда выполняются. Нынешняя потребность минобороны в ГЖС - 3,3 тыс. для жителей закрытых военных городков и 44 - для военнослужащих. При этом в прошлом году минстрой выделил нам всего 47 сертификатов, а в нынешнем дает 60 штук.

Понятно, что при таких темпах мы были обречены еще много лет ожидать финансирования от минстроя. Учитывая это, весной прошлого года министр обороны Сергей Кужугетович Шойгу обратился к президенту страны с просьбой о выделении для военного ведомства 3 тысяч сертификатов. Верховный главнокомандующий к этой просьбе отнесся с пониманием и поручил правительству РФ проработать данный вопрос. Очень надеемся, что он будет решен положительно.

- Через 12 лет все военные будут обеспечиваться жильем только по ипотеке. А сейчас эта программа офицерам помогает?

Сергей Пирогов: Не только офицерам, но и прапорщикам, мичманам, солдатам-контрактникам. Сегодня в ней участвуют более 160 тыс. военнослужащих Российской армии. Ежегодно по линии минобороны мы включаем в реестр порядка 20 тыс. человек.

А вот другая статистика. С 2010-го по настоящее время по ипотеке купили квартиры более 60 тыс. военнослужащих, только в прошлом году - 15 тыс. Причем за счет государства стали собственниками жилья не только офицеры "со стажем", но и кадровая армейская молодежь, например, старшие лейтенанты.

Все выпускники вузов минобороны вступают в ипотеку в обязательном порядке. А с 2028 года эта форма обеспечения постоянным жильем станет в армии единственной.

- Но "служебки"-то останутся?

Сергей Пирогов: Без них в любом случае не обойтись. Мы решаем эту проблему в трех направлениях. Прежде всего строим жилье там, где у нас его нет. Например, в Арктике, на Курилах, в Центральной Сибири. Стараемся оптимально использовать имеющийся служебный фонд. Например, кое-где передаем ненужные квартиры в муниципалитеты.

Вот как это происходит на примере Москвы, где в служебной жилплощади нуждаются почти 10 тыс. военнослужащих. Чтобы их расселить, выделяем постоянное жилье нынешним обитателям "служебок". Но с одним условием: документы на квартиру они получают только после освобождения ведомственного помещения.

- И народ безропотно съезжает со служебных квартир? Что-то в это с трудом верится.

Сергей Пирогов: К сожалению, многие идут на различные ухищрения, чтобы этого не делать. Например, фиктивно разводятся и оставляют в служебной квартире жену и детей.

Поэтому даем военнослужащему два месяца на освобождение служебной квартиры. За это время человек при желании успеет и ремонт сделать, и мебель в новой квартире расставить, и семью туда перевезти. Но прежде он письменно обязуется выехать из служебного помещения.

Также ведем претензионную работу, т.е. освобождаем служебную жилплощадь от граждан, которые на ней незаконно проживают. Где не получается сделать это миром, действуем через суд. С начала года в досудебном порядке освободили около 2 тыс. жилых помещений и передали их семьям военнослужащих.

- Вы упомянули о 10 тысячах претендентов на служебное жилье в Москве. Где же они сейчас живут?

Сергей Пирогов: Кто-то - у родственников. Кто-то занимает служебную квартиру, но при этом нуждается в улучшении жилищных условий. Часть военнослужащих снимают жилье. И это третий путь решения проблемы со служебной жилплощадью.

В прошлом году по инициативе минобороны военным наконец-то увеличили размер компенсации за наем и поднаем жилья, который не меняли с 2008-го. В Москве и Петербурге он составлял 15 тыс. рублей, в областных центрах - 3,6 тыс., в прочих населенных пунктах - 2,7 тыс. рублей. На самом деле многие военнослужащие платили за съемное жилье в несколько раз больше. Такая практика дискредитировала саму идею использования денежной компенсации.

Поэтому министр обороны поставил нам задачу: разработать соответствующие изменения в постановление правительства и согласовать их со всеми федеральными органами исполнительной власти, где есть воинская служба. В результате сумма компенсации офицерам и прапорщикам за аренду жилья выросла в 3-4 раза.

- И все военные тут же бросились снимать квартиры?

Сергей Пирогов: Нет, конечно. Но сейчас более 52 тыс. человек получают компенсацию под наем жилья. Только за три месяца нынешнего года очередь на такие выплаты в армии увеличилась на 4 тысячи человек. Ведь право на компенсацию имеет лишь тот военнослужащий, который признан нуждающимся в обеспечении служебным жильем и предоставивший для этого необходимые документы.

Скажем, четыре лейтенанта снимали комнату. Скидывались каждый месяц на ее оплату. А сейчас, когда каждый из них может получать за аренду жилья по 16 тысяч, офицеры решили встать в очередь на служебное жилье.

Или другой пример. В Твери семья военнослужащего из трех человек раньше получала за поднаем жилья компенсацию в 3,6 тыс. рублей. Теперь им выплачивают 17,3 тысячи. За эти деньги в областном центре можно снять приличную квартиру.

Да что там в Твери, даже в Москве семья офицера из трех человек, получающая компенсацию 36 тысяч рублей в месяц, может подыскать неплохое жилье.

Ключевой вопрос

- Можно ли выбрать квартиру? Что для армейских очередников предпочтительней - готовое жилье или субсидия?

Сергей Пирогов: Тут каждый сам решает. До недавнего времени военнослужащий имел право многократно менять избранное место жительства. К чему это приводило на практике? Например, 300 человек изъявили желание поселиться в Иваново. Чтобы их там расселить, инициируем строительство, проводим проектно-изыскательские работы, объявляем конкурс, заключаем госконтракт, выделяем деньги. Когда дом готов, предлагаем очередникам квартиры. А в ответ 280 человек из 300 говорят: мы передумали, хотим жилье в Москве. Получается, что на дом в Иваново потрачены немалые деньги, квартиры там простаивают, а проблема с очередниками остается нерешенной.

Поэтому мы добились такой корректировки закона, когда военнослужащий имеет право только один раз выбрать место постоянного проживания. По какой-то причине изменил свои планы, - дальше обустраивайся самостоятельно на полученную от минобороны субсидию.

Но права выбора готовой квартиры очередника мы не лишаем. На сайте ведомства есть специальный раздел, в котором будущий новосел может посмотреть, где имеется свободное жилье. Города, адреса, площади, этажи - там все перечислено. Например, человека интересует квартира в Сочи. Пожалуйста, там у минобороны на сегодняшний день есть 72 квартиры. Нашел подходящую, пиши заявление, получай документы на заселение. Главное, чтобы размер приглянувшейся квартиры соответствовал положенной офицеру жилплощади. Если свободное жилье чуть больше и у человека имеются деньги, он может доплатить за "излишек".

- Не боитесь, что все ваши очередники потянутся за московской пропиской?

Сергей Пирогов: Во многих случаях так и происходит. Кстати, крайний раз квартиры для военных в Москве давали в 2010 году. Сегодня треть всей очереди на постоянное жилье (10,7 тыс. человек) - это военнослужащие, избравшие для постоянного жительства именно Москву. Но если бы каждый из них претендовал на жилплощадь на Арбате или Патриарших прудах, от бюджета минобороны ничего бы не осталось. Поэтому размер жилищной субсидии рассчитывали, исходя из рыночных цен в Троицке - это ведь тоже московский район. Между прочим, получается внушительная сумма.

Вот пример. Офицерская семья из четырех человек, где отец семейства имеет 23 года выслуги. Норма предоставления жилплощади для нее - 82 кв. м. При помощи субсидии можно приобрести эти "метры" в столице. А в Ростове-на-Дону - уже 99 кв. м. В Санкт-Петербурге - 110, в Хабаровске и Екатеринбурге - 120. В Севастополе или Сочи денег хватит на квартиру площадью 130 кв. метров. Пусть выбирает.

Между прочим, многие наши очередники покупают квартиру меньшей стоимости, а на оставшиеся деньги делают в ней качественный ремонт и приобретают хорошую мебель. Некоторые умудряются еще и машину взять. Очень часто военнослужащие предпочитают строить собственный дом. На это жилищной субсидии тоже хватает.

Визитная карточка

Сергей Владимирович Пирогов, руководитель департамента жилищного обеспечения минобороны. Родился 21 мая 1962 года в Иваново. В 1983 году с золотой медалью окончил Ярославское высшее зенитное ракетное командное училище ПВО. В 1993-м - Гуманитарную академию Вооруженных сил, в 2003-м - Академию госслужбы при президенте РФ.

Служил в войсках ПВО на Крайнем Севере, в центральном аппарате минобороны. После увольнения из армии работал в органах госвласти. В сентябре 2013 года назначен директором департамента жилобеспечения минобороны. Полковник запаса, государственный советник РФ 2 класса.







Сергей Пирогов: Жилье от государства стали получать не только послужившие офицеры, но и молодые лейтенанты